Важная информация
RSS лента

Счастливые Девяностые

Появление компьютера «Дубна-48К» и эпоха Spectrum (1991-1997) (продолжение)

Рейтинг: 4.20. Голосов: 5.
Продолжение воспоминаний. Начало в этом посте.
К этому всему больше всего подходит заглавие "Эпоха ZX-SPECTRUM глазами подростка"


Глава 5
Первые кассеты с играми. Эксперимент с телевизором


Прошло несколько дней. Возвращаясь с работы, отец притащил первую кассету с играми, которую купил в каком-то магазине электроники. Запись была сделана на отечественной кассете в молочно-белом корпусе. На вложенной с лицевой стороны бумажке, виднелся напечатанный пронумерованный список игр. Оформление напоминало кассеты с песнями, продающиеся в обычных музыкальных ларьках.

Я радостный подключил магнитофон к компьютеру, набрал LOAD ”” и начал загружать первую игру из списка. Из колонок раздалось «Пи-и-и-и-и-тшу», и выскочил заголовок. Я отметил для себя интересную особенность. Между блоком заголовка и данными имелся промежуток, в отличие от кассеты с ТЕСТ’ом завода «Тензор». И еще, тональность звука загрузки с игровой кассеты на порядок ниже. Как мне показалось, звук был нечеткий, глуховатый, а иногда с подвыванием. Запись как будто тянуло, но данные считывались. Неужели мне кажется?

На середине загрузки, полосочки перестали бегать по рамке, при этом в нижней части рабочего экрана выдалось неизвестное мне сообщение:

R Tape loading error, …

Магнитофон продолжал воспроизводить звуки как ни в чем ни бывало. Я перемотал кассету и попробовал снова загрузить эту игру. Ошибка выдалась в том же месте. Значит и правда дело в качестве записи. Я успокаивал себя, что это какая-то случайность и остальные игры записаны нормально.

Я промотал ленту к следующей игре и начал загружать ее. Но также в какой-то момент выдалась ошибка при загрузке. Я попробовал, третью, четвертую игру, но все напрасно. В некоторых программах даже не выскакивал заголовок. Нет не случайность, это уже какая-то закономерность. В результате, из 12 игр записанных на кассету, нормально загружались только 2-3. Но благодаря моему упорству, еще пару проблемных игр удалось считать со второй, или даже с третьей попытки.

В этот день я понял истинное предназначение кнопки «СБРОС». В играх не было никакой возможности набрать команду NEW, а волшебная кнопка с задней боковой стороны компьютера работала безотказно в любых ситуациях, очищая компьютер перед загрузкой новой игры.

Через несколько дней папа купил еще одну кассету с играми, и история с качеством записи, повторилась. После этого случая он сказал, что попробует покупать игры в другом месте. Вместе с игровыми программами, в квартире стали появляться первые книжки с описаниями игр.

Качество кассет, купленных в другой торговой точке оказалось получше, но не идеальное. Стабильно загружались более половины заявленных игр. И поэтому меня мучил единственный вопрос: Почему так халтурно записывают игры? Это же не музыка, тут важно идеальное качество. Приходилось как-то приспосабливаться к ситуации и радоваться тому, что загружалось.

Загрузив очередную игру с кассеты, я выбрал удобные клавиши и нажал старт. Раздалось шипение, как при настройке радиоприемника и в лабиринте появились лиловый Винни-Пух, белая мочалка с глазками, голубая шарообразная урна, и зеленый робот-пальма. Они с бешеной скоростью летали по лабиринту. Желтый крутящийся шар-урна, которым я должен управлять, стоял на балкончике в левой половине экрана. Мой шар тоже умел летать, а еще стрелять лазером по всем этим зверям и перетаскивать предметы. Брать с собой можно было только один предмет.
Название EQUINOX мне ни о чем не говорило, но почему-то эта игра показалась знакомой. Я понял, что где-то уже видел этого Винни-Пуха, но не мог вспомнить.

– Эта игра была в магазине на телевизоре, когда покупали компьютер – радостно сказал брат.

– Точно!!! Продавец в нее играл, когда мы зашли в магазин! – внезапно вспомнил я.

Удовольствие, которое я получил от успешно загруженных игр, разбавило негативный осадок, оставшийся от качества. Преимущество перед игровыми автоматами налицо. Загружай любую игру и играй сколько душе угодно. Но все равно этот неприятный инцидент с загрузкой немного охладил интерес к компьютерным играм, а к программированию он немного возрос.

Однажды в свой выходной отец решил поиграть в компьютер. На повестке дня стояла игра DEFLEKTOR. Как выяснилось, понравилась она не только мне, но и папе. Я попробовал поиграть, но на каком-то из начальных уровней забуксовал. Никак не удавалось его пройти. Я бросил это дело и пошел отдохнуть в бабушкину комнату, а в это время за компьютер, стоящий на бельевой тумбе, сел папа. Брат сидел рядом и наблюдал.

Уже вечерело. В квартире царил полумрак, а на улице скоро должны включить освещение. Центр маминой комнаты озаряли всполохи от работающего телевизора «Радуга 51ТЦ480-Д». В углу светилась «Электроника» с Deflektor’ом, над которым бились отец и брат, пытаясь пройти неприступный уровень.

Из-за бегающей живности никак не удавалось зафиксировать зеркало в нужном положении для отражения лазера. Его постоянно разворачивало непонятное существо, бродящее по лабиринту. Я периодически приходил в комнату и узнавал последние новости, но уровень так и не удалось пройти.

Как-то раз вышло так, что на полтора дня дома со мной и братом остался один папа. Мама уехала в рабочую командировку на неделю, бабушка на выходные к сестре. Дедушка последние полтора года пропадал в деревне, ухаживая за пожилой мамой. Иногда он ненадолго приезжал в город, а потом снова уезжал.

Такая ситуация произошла впервые на моей памяти. Без мамы в квартире казалось очень неуютно и пустынно. Если папу я видел нечасто, и к нему относился спокойно и прохладно, то мама и бабушка находились дома почти всегда. Без их присутствия раньше я даже не представлял себе родную квартиру.

К вечеру мне стало совсем тоскливо и хотелось, чтобы мама поскорее вернулась. Радовало то, что завтра вечером приедет бабушка и в квартире станет чуточку комфортнее.
Решив хоть как-то занять себя в этот вечер, у меня возникла идея. Интересно, получится ли подключить компьютер к дедушкиному старому черно-белому телевизору «Славутич-216». Может будет покрупнее картинка, чем на «Электронике». Он хоть черно-белый, но зато с большим экраном.

Я перенес компьютер, подсоединил телевизионный адаптер, и попросил отца, помочь подключить систему. Затем плоскогубцами с силой перещелкнул тугую и отваливающуюся ручку переключения передач на нужный канал.

Изображение рябило, как при просмотре телепередач. Значит дело все-таки в кинескопе. Я до последнего момента надеялся, что компьютерное изображение будет показываться качественнее, чем телевизионное.

Я повесил на ручку переключения спецприспособление, являющееся компенсационным грузом. Противовес состоял из сломанной индикаторной отвертки с синей ручкой. На ручку отвертки в вертикальном положении для дополнительной нагрузки вешались плоскогубцы с красными ручками. В нужный момент они снимались с отвертки, и ими производилось переключение. В том положении переключателя, когда отвертка висела почти вертикально, пассатижи дополнительно фиксировались на ручке отвертки черными резинками от мешков. Это делалось для того, чтобы они не сваливались с отвертки, когда при определенном положении переключателя, воткнутая в прорезь отвертка, висела под острым углом к горизонту. Такая система «противовесов» помогала улучшить изображение на экране, плотно прижимая контакты механизма переключателя внутри телевизора.

Сквозь туманную пелену «со снегом», в нижней части изрядно подсевшего кинескопа, появилось черно-белое дрожащее изображение «© 1998 DUBNA». Но каким счастьем, поначалу мне показался этот большой и мутный экран. Пусть черно-белый и дрожащий, но изображение большое. На маленькой цветной «Электронике 25ТЦ-421Д» с трудом команды Бэйсика различишь. А еще там после каждого включения, колесиком в выдвижном блоке приходилось подстраивать вечно сбивающееся изображение.

Я выставил вертикальными ползунками наиболее оптимальную контрастность и яркость на телевизоре. Первым делом я попробовал загрузить игру, ставшую за пару дней любимой. Называлась она «Blind Alley». В ней надо управлять стрелочкой, бегая по полю с орнаментом из пчелиных сот. За стрелочкой оставался след, на который нельзя было наезжать, иначе она разрушалась и терялась жизнь. С боков за стрелкой человека охотились красные стрелочки, которыми управлял компьютер. На этом телевизоре они выглядели светло-серыми. И нужно стараться заманить в следы стрелки противника, которые также уничтожались и исчезали вместе со своими следами, когда кончался свободный путь. За счет этого и расчищалось поле для дальнейшего движения.

В процессе игры я почувствовал, как начинают уставать глаза. Мне приходилось периодически подстраивать яркость, но так и не подобрал оптимального варианта, как улучшить изображение на убитом телевизоре. Играл я в эту игру до часу ночи или позже, но когда выключил компьютер с телевизором, то понял что от такого изображения не только сильно устали глаза, но и побаливала голова. Я отключил компьютер от большого телевизора и отнес назад в мамину комнату.

Наутро больше не возникало желания подсоединять компьютер к старому телевизору. Лучше пусть будет маленький телевизор, но зато цветной, чем эта полудохлая черно-белая бандура, от которой болит голова.

А вот на новом телевизоре «Радуга», который отец тщательно оберегал и сдувал с него пылинки, изображение должно быть лучше. Он большой и к тому же цветной.

Глава 6
«Дубна» на «Радуге» и переписка кассет

Какое-то время я начал донимать папу, чтобы он разрешил подключить «Дубну» к новому цветному телевизору. Поначалу он встретил эту идею в штыки.

– Вот еще, не дам портить новый телевизор – недовольно отозвался папа.

– У тебя есть маленький, вот на нем и работай. А этот чтобы передачи смотреть – продолжил он.

– Ну пожалуйста, только разок посмотреть на изображение – умолял я.

В какой-то из дней, когда мама вернулась из командировки, папа сдался и пошел на уступки. Моя мечта сбылась. В качестве эксперимента он подсоединил «Дубну» к новому телевизору «Радуга 51ТЦ480-Д» с пультом дистанционного управления.

Увидев первый раз изображение с компьютера на новом телевизоре, я был потрясен. На этом большом цветном экране, изображение казалось настолько четким, что аж дух захватывало. В буквах различался каждый пиксель. А какие яркие и сочные цвета! (если сравнить с современными мониторами качество было плохое, но тогда я не знал о существовании специальных мониторов).

Счастье быстро закончилось. Это событие стало настоящим праздником на долгое время. Компьютер с «Радугой» проработал чуть больше получаса. Отец немного поиграл на нем в игры, но тишина в комнате и многолетняя привычка смотреть телевизор взяли свое. Было видно по лицу, что он весь извелся, и хочет обратно включить «телевизор».

– Хорошего понемножку – сказал папа.
С этими словами он перетащил компьютер на свое место в угол комнаты, подсоединив к «Электронике». На «Радуге» он снова включил телевидение. В комнате монотонно забубнил телеящик.

Настроение мое резко ухудшилось. Лучше бы я не видел этого прекрасного и качественного изображения. Я догадывался, что такая роскошь будет по очень большим праздникам, а все остальное время придется сидеть за маленьким телевизором с дрожащим изображением и портить глаза, всматриваясь в нечеткие буквы программ.

Я понимал, что это папин телевизор и его право делать то, что пожелает. Ну, любит он сутками смотреть телевизор и ничего с этим не поделаешь! Но внутри я затаил на него обиду. Засыпая под тихий шум телевизора, я долго вспоминал эти яркие цвета и большие четкие буквы, состоящие из отдельных пикселей…

Это событие положило начало крутому перелому в моей жизни, и переоценке ценностей, которое начнется со следующего года. Из-за такой несправедливости у меня с каждым днем все больше и больше росло раздражение к телевизору, не как к монитору для работы на компьютере, а как экрану для просмотра бесконечных криминальных новостей, передач, бессмысленных сериалов и тупых реклам.

Со временем раздражение накапливалось и переходило в легкую ненависть. Приходя с работы, отец сутками напролет поглощал телевизор и свою привычку менять не собирался. До этого момента к соседству тихо бубнящего телевизора по ночам, я относился равнодушно и даже спокойно засыпал. Мое кресло стояло в углу комнаты, и поэтому от стены отражались лишь легкие вспышки мелькания с экрана.

Но теперь я с каждым днем чувствовал все больший дискомфорт от работающего телевизора. Почему телевизору сутками можно работать для просмотра телепередач, а компьютер к нему подсоединять нельзя? Ревность к телепрограммам брала свое. И теперь монотонный бубнеж телевизора до середины ночи, все чаще начинал раздражать, а иногда и мешал засыпать.

Естественно, сам я перестал смотреть даже мультики, потому что у меня пропадал интерес к телевидению в целом. Теперь я начинал радоваться, когда папа уходил на работу, потому что без телевизора в квартире становилось тихо и приятно…

Так как записи на покупных кассетах оказывались отвратительного качества, папа стал брать кассеты где-то напрокат на пару дней. По крайней мере, можно узнать много разных игр.
Но чтобы их сохранить дома, их нужно как-то переписывать. Требовался второй магнитофон (о программах копировщиках я тогда ничего не знал). У папиного друга, который жил в начале нашего дома, имелся дорогой иностранный двухкассетный магнитофон. В нем можно было одновременно включить две кассеты. С одной будет воспроизводиться, а на другую при этом записываться. На выходных папа сходил к другу, пригласил его в гости и попросив захватить свой магнитофон.

Установив магнитофон в комнате, папин знакомый показал, как им пользоваться папе. Я тоже внимательно смотрел, но чужую дорогую вещь трогать не решался. Сидеть в комнате, и переписывать каждую игру по отдельности было лень, и они решили упростить задачу. Поставив первую сторону кассеты на переписывание, папа с другом собрался на кухню отметить встречу.

– Последи за магнитофоном, как кончится - позови – сказал отец, выходя из комнаты.

Я сидел на диване, смотрел на диковинный фирменный магнитофон, стоящий на табуретке и чувствовал, что контролируя запись, занимаюсь каким-то важным и ответственным делом. Охватило легкое волнение.

Кончилась одна сторона кассеты, и сработал автостоп. Я быстро побежал за папой.
Из-за закрытой двери в дальнем конце коридора слышались приглушенные застольные разговоры. Я открыл дверь. В нос ударил резкий запах «Беломора». Тесная кухня была полностью окутана сизым папиросным дымом. За столом сидели мама, папа и его друг. На столе стояли две бутылки водки, какие-то бутерброды и салатики. Из пепельницы, заполненной окурками, поднималась тонкая струйка дыма.

– Кассета кончилась – сказал с намеком я.

Папин друг встал из-за стола и пошел со мной в комнату:

– Вот смотри, вставляешь кассеты, захлопываешь крышки, и нажимаешь одновременно эти кнопки – объяснял и показывал папин друг.

Он ушел праздновать дальше, а я из «смотрителя», теперь превратился в «оператора» и продолжал переписывание кассет с играми самостоятельно. Как только игры переписались, дошла очередь до музыкальных кассет. Папа забрал магнитофон на кухню, решив копировать кассеты параллельно с прослушиванием музыки.

Мне предстояло проверить переписанные кассеты с играми на предмет воспроизведения и загрузки. Я включил компьютер и подсоединил «Сонату». Те игры, которые не считывались изначально, естественно не загружались до конца и после переписывания. Со всеми остальными был полный порядок.

Однажды, когда дедушка ненадолго приехал из деревни я рассказал ему про компьютер. Он сразу решил посмотреть и попробовать на нем поработать. К этому времени папа ушел на работу, и я сразу подкинул интересную идею.

– А давай подключим компьютер к «Радуге» - сказал я, хитро посмотрев на дедушку.

Я понимал, что дедушке папа ничего по этому поводу не скажет, даже если узнает. Он одобрил идею, я показал, как включается компьютер и нашел ему инструкцию по эксплуатации.

Помимо электротехники, дедушка неплохо разбирался в ремонте бытовой теле-аудио аппаратуры, часто чего-то паял, собирал блоки питания на трансформаторах. Поэтому компьютер его заинтересовал. Дедушка очень быстро разобрался с последовательностью подключения узлов. Сначала я ему показал игры, а потом он сел за клавиатуру сам и попробовал понабирать текст. В отличие от папы, у дедушки это ловко получилось. Он внимательно изучил схему подключения, и очень заинтересовался приемом сигнала с магнитофона и формированием изображения.

Пользуясь подвернувшимся случаем, я любовался качественным большим изображением с новенького телевизора, и думал, когда еще выпадет такой шанс снова. В этот день я от души насладился яркими красками и четким изображением, на которое был способен компьютер в связке с хорошим телевизором.

А дедушке не суждено было продолжить осваивать компьютер и полностью разобраться в его устройстве. Уехав очередной раз в деревню к родственникам, через месяц он вернулся оттуда, но не домой… а на кладбище.

Глава 7
Первая запись программы на кассету

Игры играми, но в конце концов мне и самому захотелось создать что-то интересное. Главу за главой я изучал прилагаемую книгу по BASIC, составлял примитивные программы. Я уже довольно быстро их набирал, но так как ничего такого ценного в них не было, то после окончания работы я выключал компьютер без сохранения.

В один из рядовых будних дней, я как обычно пришел из школы и забросил под стол сумку с учебниками. Пока мама на работе, никто не будет следить за домашними заданиями, а к ее приходу сяду за уроки и попробую чего-нибудь сделать.
Подходил к концу самоучитель по BASIC, прилагаемый к «Дубне». Наконец, я дошел до главы, где объяснялось, как самому записывать программы на магнитофон. Она называлась:

21. ВНЕШНЯЯ ПАМЯТЬ НА МАГНИТНОЙ ЛЕНТЕ

«Ну все, теперь буду записывать собственные программы пищанием!» - радостно подумал я.

Я сел за компьютер, взял в руки книжку и стал читать. Глава попалась какая-то запутанная и мутная. Поначалу советовали записать программу «dice» из главы 12, а вот как это сделать начинали объяснять только с середины главы. Внимательно прочитав всю главу, я наконец-то понял, как правильно набрать команды записи на компьютере.

Я быстро ввел программу «dice» со страницы 45, переткнул в магнитофоне белый соединительный шнур из гнезда линейного выхода во вход. В приподнятом настроении, я набрал в нижней строке строчку SAVE «dice». Перевернув «дубновскую» кассету с тестом на пустую сторону я нажал ENTER на клавиатуре. В нижней части экрана выдалось:

Start tape, then press any key

Весь в волнении я включил комбинацию кнопок «запись» на магнитофоне и нажал ENTER еще раз. По экрану беззвучно забегали желто-синие полосочки. Все как в играх сначала заголовок, а потом блок моей короткой программы. После сообщения OK я перемотал кассету, и включил, чтобы прослушать запись.

На кассете была только тишина с легким фоном и все. Никаких пищаний со скрипами не обнаружилось. Я попробовал снова записать, но получил тот-же результат. Я стал искать причины, перетыкал шнур, пробовал разные команды, но ничего не получалось. Ну не записывал магнитофон и все! Я сильно расстроился в этот день, выключил компьютер и пошел тупить над уроками в бабушкину комнату. Ничего не хотелось делать.

Пару следующих дней я также пытался добиться хоть каких-то результатов. Снова перебрал все известные причины, но опять все впустую.

«Ну нафиг все это!» – со злостью подумал я. На некоторое время я приостановил с изучение программирования. Начал играть только в игры. Загружая игры, я с легкой грустью наблюдал за процессом загрузки. В один из дней я подошел к отцу и рассказал ему о случившемся. Он ответил вопросом на вопрос:

– Помнишь был второй такой-же шнур? Через него тогда «Тест» не загружался?

– А точно, их было два! – ответил я

– Ищи, куда его положили, может он подойдет – сказал папа.

На следующий день я начал его активные поиски, но шнур как будто растворился. Только бы его не выкинули! Может быть он даст какую-то разгадку! Я снял со шкафа и перетряхнул все коробки от компьютера, из под магнитофона и какие-то мамины. Но шнура нигде не оказалось.

Зная мамину привычку машинально прятать все плохо лежащие предметы, я начал донимать ее вопросами о шнуре вечером, когда она пришла с работы. Вообще за ней замечалось такое механически схватить и убрать куда-нибудь, чтобы красиво лежало. А спустя некоторое время об этом предмете забывала, особенно когда не знала его предназначение.

Как и ожидалось, мама даже не знала о чем речь, но посоветовала днем поискать в выдвижных ящиках телевизионной тумбочки, на которой стояла «Радуга». В одном из них лежали немногочисленные инструменты и запчасти, а в другом инструкции и паспорта к бытовой технике и телевизорам.

После школы, пока мама и папа были на работе, я вынул оба ящика и стал тщательно перебирать их содержимое. Рухнули последние надежды. Там тоже шнура не обнаружилось. Ничего похожего не нашлось и в полке над ящиками.

– Ну тогда не знаю где он – отмахнулась мама, когда вечером я задал этот вопрос.

Незаметно прошла осень и наступила зима. Скоро начнутся приятные предновогодние хлопоты. А вспоминая неудачные попытки записи, интерес к компьютеру и вовсе угас. После школы я иногда включал, чтобы поиграть в игры, но не более того. Продолжать программировать никакого желания не возникало.

Однажды я зачем-то полез в мамин секретер, который стоял у окна. В его выдвижном ящике хранились все документы членов семьи. Там лежали всякие справки, свидетельства о рождении, паспорта и прочее. В детстве, мне очень нравилось рассматривать памятную медальку, которая прилагалась к моему свидетельству о рождении и вкладывалась в специальный кармашек изнутри обложки.

Я машинально выдвинул ящик, и вдруг в пачке документов увидел еще гарантийный талон с инструкцией на папину радиолу «Элегия 102 стерео», который зачем-то лежал тут.

«Интересно, чего она тут делает?» - подумал я. И тут в голове что-то щелкнуло. Я залез двумя руками в ящик, и вытащив оттуда всю плотную кипу документов, небрежно кинул ее на выдвижную панель. Внезапно из стопки на секретер вывалился прозрачный полиэтиленовый мешочек, в котором лежал бережно смотанный шнур для магнитофона с двумя знакомыми разъемами на концах…

Я схватил шнур, размотал и быстро воткнул в линейный вход магнитофона. Это был последний шанс что-то изменить. Включив компьютер, я привычными манипуляциями набрал игру «dice», в узком кругу, ставшую нарицательным. Уже ни на что не надеясь, я сунул другой конец шнура в компьютер, набрал набившее оскомину SAVE “dice” и после подготовительной надписи нажал красную кнопку записи на магнитофоне «Соната».

Вместо привычной тишины во время пробегания полосочек по рамке из динамиков внезапно послышалось Пии-и-и-и-и Тшу! Так!!!! Я напрягся.

«Это что-то новое, с тем шнуром такого эффекта не было!!!!» - подумал я.

Я почувствовал, как от сильного волнения в висках начало тихонько пульсировать. Становилось жарко. После окончания записи я отмотал ленту назад и включил воспроизведение…

– Пи-и-и-и-и-и Тшу – четко зазвучало из колонок с воспроизводимой кассеты.

– А-а-а-а-а-а-а!!!!! – от неожиданности в ответ магнитофону заорал я во весь голос.

От переполнивших эмоций я резко вскочил со стула. Он с силой отлетел к моему креслу, и отпружинив, смачно впечатался спинкой в паркет. Прыгая и махая руками, я пробежал по комнате к окну, попутно сбив часть нижнего каскада пластиковых сосулек с люстры. Подвеска брызнула в разные стороны, люстра закачалась, а я продолжал орать, обезумев от счастья. Внезапно жизнь заиграла новыми красками.

В комнату вбежала бабушка, а за ней и брат.

– Тит твою мать, сдурел что-ли ???!!! – с недовольным и ошарашенным видом громко спросила бабушка остановившись у открытой комнатной двери.

– Она записалась!!!!! – забыв все слова, закричал я.

– Грохочешь орешь, вон люстру опять свернул - продолжила бабушка в своем коронном стиле, но уже чуть тише.

– Вот Верка щас снизу придет и в исполком пожалуется – не унималась бабушка.

– А-ха-ха магнитофон забыл выключить - сквозь смех сказал брат, подходя к компьютеру.

– Во-о-от и магнитофон папин сломаете. Вечером мама придет я все расскажу! - на ходу дополнила бабушка

Я посмотрел на бабушку, но в ответ только идиотски улыбался.

– Тьфу, совсем опухли уже с этим телевизором – уходя по коридору в другую комнату, бурчала бабушка.

Подняв с пола стул, я повесил назад все упавшие подвески с люстры и возвратился к компьютеру.
Я попробовал через этот шнур загрузить свою программу обратно на компьютер, но ничего не получилось. Ну, теперь все понятно! Через один шнур только пишется, через другой считывается. Вот зачем их прилагалось два. В самый первый раз папа тоже его воткнул, а потом отложил куда-то на секретер. Ну а мама его убрала и забыла.

Я переткнул шнур на считывание, поставил кассету с нужного места, «сбросил» программу. Набрав LOAD”” ENTER я нажал кнопку ПУСК, и вместе с братом замер в ожидании:

– Пи-и-и-и-и-Тшу!, Пи-и-и-Тшу-шу-шу-шу…

О эти божественные звуки!!! Сейчас для меня эта «компьютерная песня» звучала приятнее и милее любой музыки. Я сбросил программу и загрузил снова, любуясь происходящим на экране и наслаждаясь скрипом из колонок…

И опять интересный момент. В моей программе, как во всех купленных кассетах, между блоком заголовка и данными тоже имелся перерыв.

Не знаю, как бы я относился к записи на ленту, если бы сразу все получилось. Но сейчас, когда потрачено столько нервов, сил и времени, эта процедура для меня стала какой-то особенной и любимой. С тех пор я стал трепетно относиться к любым программам с магнитной ленты, и часто вслушиваться в их звуки во время загрузки.

Комментарии

  1. Аватар для eddison
    Продолжению надо быть!
  2. Аватар для helcril
    Спасибо! Пишите еще!
  3. Аватар для CityAceE
    Отлично! Ждём продолжения!
  4. Аватар для seventh
    Мне почему-то становится немного жалко автора)). Жаль что никого рядом не было подсказать ( Иногда даже аж волнительно читать и беспокойно за судьбу героя. Деда жаль, конечно. Всегда меня такие вещи расстраивали, когда человеку стало чтото интересно, а не судьба.

Трекбэков