Важная информация
  • Разработчик белорусской ЭВМ «Немига»: сделали хорошо, но как у Джобса не получилось


    Громоздкое, как Советский Союз, здание, где когда-то разрабатывали компьютеры, сдавливает, превращает в маленького человека. Сторож с седыми усами отрывается от газеты всего лишь на секунду: «Налево и до конца коридора». Таких же бесконечных коридоров, по которым ходили тихие и незаметные, но крепкие советские умы, в стране много. Во времена «норм», «планов» и «работы в максимально сжатые сроки» белорусские компьютеры расходились по всему Союзу, стояли на предприятиях, в школах, институтах. Если бы работу не остановили, сегодняшний репортаж Onliner.by можно было бы читать с компьютеров «Минск», «Немига» или «ЕС», но этого не случилось.

    * * *

    Сосчитать, сколько машин в коллекции студента БГУИРа Александра Александрова, без кропотливой инвентаризации не получается. «Много! Даже очень много», — смеется парень. В общежитии студенту выделили небольшое помещение, в котором раньше был компьютерный класс. Комната заставлена техникой от пола до потолка, от двери до окна. Старые компьютеры коллекционер собирал много лет: выискивал на барахолках, привозил с выставок, откапывал «на Жданах». Сейчас Александр заканчивает работу над собственным музеем, который откроется летом. По сравнению с импортными, советских компьютеров у парня немного. С его слов, таких машин в принципе осталось мало: все украдено, распродано или сдано на металлолом.


    — В советских компьютерах было много цветных металлов, поэтому часто из них бездушно выдирали ломом все ценное и сдавали. Например, в ДВК — диалоговом вычислительном комплексе — стояла золотая корзина, с которой можно было снять от 4 до 8 граммов чистого золота. Поэтому такую машину в рабочем состоянии найти тяжело. Хотя я нашел.

    В БССР разрабатывали и производили много компьютеров: «Байт», «Корвет», «Немига», так называемые «ЕС», «Ратон», игровую приставку «Эльф» и многие другие.



    Первые ЭВМ в Беларуси начали производить в конце 1950-х по московским образцам, а уже в 1960-м Минский завод счетных машин имени Орджоникидзе выпустил свою собственную — «Минск-1». Разработало машину специальное конструкторское бюро, которое позже превратили в НИИЭВМ. Это был настоящий прорыв в отечественном производстве. По внешнему виду и габаритам машина напоминала огромный советский шкаф и могла выполнить 30 операций в секунду (современные компьютеры выполняют миллиарды операций в секунду). «Минск-1» — первый советский компьютер, который был представлен на международной выставке. Главного конструктора этой машины Георгия Лопато английское издательство International Biographical Center Cambridge включило в список самых выдающихся деятелей науки XX столетия.

    Завод еще долго бился за место под солнцем и выпускал все новые и новые ЭВМ. С распадом СССР производство компьютеров в Беларуси сошло на нет, финансировать ученых перестали, западных коллег было уже не догнать. Завод счетных машин начал производить все, что хоть как-то было похоже на компьютеры: от светильников и медицинских приборов до кассовых аппаратов.


    Одним из немногих разработчиков, которым удалось удержаться на плаву с распадом Союза, оказался НИИЭВМ. Их проекты ценились во всем СССР. Этот институт, как и другие советские конструкторские бюро, остановил производство бытовых компьютеров. За 58 лет работы направление деятельности НИИ менялось не единожды. В последние годы предприятие занимается созданием компьютеров специального назначения: делает «бронебойные» ноутбуки, которые работают и при 40-градусном морозе, и в 60-градусное пекло, машины для управления беспилотниками. Недавно разработали наручный компьютер для белорусских солдат. Кроме этого, институт проводит исследования по защите информации от несанкционированного доступа.





    * * *

    В небольшом кабинете профессор Александр Александрович Петровский хранит черно-белые фотографии и пожелтевший информационный листок «о научно-техническом достижении «персональный ЭВМ „Немига“». В 1989 году ученый руководил группой, которая сконструировала школьный компьютер. Об этом проекте Александр Александрович говорит неохотно: компьютеры — не самая интересная для него тема, а «Немигу» пришлось сделать по поручению партии.


    Когда «Немигу» поставили на конвейер, в стране уже были подобные школьные компьютеры, но эта модель считалась прорывом. Первые учителя информатики упрашивали отделы образования выделить им компьютерный класс именно с этими машинами, а не с «Корветами» и «Ямахами».


    — Сказать, что советские компьютеры опережали действительность, конечно, нельзя, — объясняет коллекционер Александр. — Когда в 1988 году у нас еще производили «шкафы», за границей машины уже могли показывать видео и нормальную графику. В 1986-м у нас люди начали собирать компьютеры дома: паяли схемы, переделывали заводские модели. Конечно, это влекло за собой много брака: можно было наблюдать, как из 10 мониторов 7 не работали. «Немиги» оказались лучше других белорусских ЭВМ. Они были надежнее, реже горели (а такое случалось часто). Да и работали быстрее.


    К тому времени как «Немиги» стали поступать в школы, Стив Джобс уже успел выйти со своими работами из гаража, основать и привести к успеху приличную компанию, провалиться с Apple III, сделать первую модель легендарного Macintosh и выпустить первый «Мак» с ЖК-дисплеем. Тем не менее «Немига» оказалась довольно востребованной машиной.




    — Мы работали над «Немигой» в золотые времена науки, — вспоминает профессор Петровский. — Тогда на разработки выделялись огромные деньги, хотя в конечном итоге мы их так и не увидели. В 1985—1986 годах мы работали над ЭВМ для анализатора спектра. Это был прибор для проверки низкочастотной части частотного диапазона радара. Такой же американский прибор тогда стоил $70 тыс., поэтому работа была серьезная. Все делалось по специальному назначению. Прибор получился неплохим. Все требования мог выдержать только 588-й микропроцессор, который производился в Минске. Он и сейчас используется.




    — Когда мы закончили работу, кто-то начал рекламироваться и говорить, как у нас все круто получается, — продолжает ученый. — Партия заинтересовалась. К нам приехали партийные люди и сказали, что надо переделать ЭВМ спектрального анализа в компьютер, который можно будет установить в школах. Нас никто особо не спрашивал, хотим мы или нет, поэтому выбора не было. «Немига» — абсолютно инженерская работа, которая была получена мимоходом, никто под нее ничего специально не делал. И название придумали случайно: кто-то предложил, против никто не выступил.

    В восторге от задания Александр Александрович не был никогда. За три недели группа из пяти человек переделала прибор в школьный компьютер, за что получила премию в 600 рублей при зарплате в 120—150 рублей у большинства членов команды.


    — Когда мы закончили работу, «Немигу» показали на одном из учительских съездов. Машину одобрили и отдали на производство, — вспоминает профессор. — Документацию продали заводам за 800 тыс. рублей, потом выделили 30 тыс. зарплатного фонда гомельскому заводу, а затем еще 18 тыс. Мы из этого не получили почти ничего. Лично я, как руководитель группы, получил премию, которая была меньше одной моей зарплаты. Правда, потом меня еще наградили и разрешили без очереди купить автомобиль за собственные средства. Машину купил.

    Сколько «Немиг» было произведено, Александр Александрович точно сказать не может. По меньшей мере таких компьютеров сделали около 13 тыс. В городе Мяделе и сегодня существует музей, посвященный нашумевшей «Немиге».






    Разрабатывать школьный компьютер помогали и студенты, которые в основном занимались программным обеспечением. Они подключали цветные мониторы, делали графику. Собрать компьютер оказалось сложнее, чем его разработать, поэтому выпуск машины сильно затянулся.

    — Советские генеральные директора заводов очень любили на всех орать. Когда мы отдали машину на «Интеграл», мне позвонил их генеральный и начал меня отчитывать, мол, компьютер плохой, потому что инженеры не успевают их собирать и выполнять план, из-за чего у них падают зарплаты, — говорит ученый. — Мы много раз объясняли и показывали, как надо их собирать. Вплоть до того, что рисовали им: «Так плату не надо вставлять, нужно вот так», а они все равно вверх ногами ее ставили. До этого заводы не занимались такими сложными вещами.




    — Я спорить с директором не стал, но поставил ему условие: мы втроем приезжаем на завод, работаем там целую смену, выполняем план целого отдела и заодно показываем, как надо делать. Но взамен все сотрудники должны будут ответить на три вопроса: сколько они зарабатывают, какое у них образование и как устроен наш компьютер? Они в то время получали больше, чем наши сотрудники, но все равно были недовольны. И второе мое условие — мы забираем себе в институт все компьютеры, которые успеем собрать, чтобы можно было экспериментировать с ними. Директор отказался, — вспоминает Александр Александрович. — Конечно, мы сделали эти компьютеры с опозданием, Apple выпустила намного раньше. Но сделали мы хорошо. Наверное, мы тоже могли стать миллионерами. У меня есть знакомые белорусы, которые работали в одно время с нами и потом сколотили огромный капитал на разработках. Но у нас не было ни таких целей, ни каких-либо предпосылок для нормальной работы. Несмотря на «золотой век науки», материальная и техническая база не позволяла нам сидеть и мастерить в гараже, как получилось у Джобса.


    В школах «Немиги» стояли вплоть до 1994—1995 годов. Со слов ученого, к этому времени их уже совсем забросили, иногда учителя сами писали под них ПО. Сам же Александр Александрович продолжил работу в направлении мультимедийных приложений. Профессором уже создано несколько успешных и продаваемых программ под iOS или Android. Например, приложение Petralex предназначено для людей с нейросенсорной тугоухостью и заменяет, по сути, громоздкий слуховой аппарат. Разработки специалиста были представлены на многих международных выставках, участвовали в конкурсах. В прошлом году приложение Urban Denoiser, которое адаптирует музыку в плеере под слух пользователя, заняло первое место в конкурсе Microsoft в Брюсселе.

    Источник: Onliner.by

    Комментарии 2 Комментарии
    1. Аватар для Titus
      Titus -
      Могли бы добавить в статью скриншоты от немиговских игр: http://zx-pk.ru/threads/20428-igry-dlya-nemigi.html
    1. Аватар для andreyu
      andreyu -
      Как сейчас помню приписку к названию этого компьютера "ает". Да, давно это было.